Музыкальные традиции Дома Березовских

Несомненно, оттуда и необыкновенное тяготение к музыке у представителей всех известных мне поколений рода Березовских. Памятуя о заслугах Максима при Дворе ее Императорского Величества, (он блистал в Петербурге при Екатерине ІІ), в семье было принято давать детям помимо основного, еще и обязательное музыкальное образование. Правнучатый племянник Максима Сазонтовича – Григорий Павлович Березовский, женился в середине 19 века на дворянке села Старый Белоус Варваре Федоровне Малаховой, единственной дочери Федора Карповича и Татьяны Федоровны Малаховых (в девичестве - Силич). В браке у Григория и Варвары Березовских родилось шестеро детей, в том числе и мой прапрадедушка Павел. Из рассказов прабабушки, помню, что он был военным дирижером, окончил Одесскую консерваторию (вероятней - училище изящных искусств с программой консерватории) по классу скрипки. Был одним из лучших выпускников, учеником преподавателя-итальянца. В дальнейшем музыкальное образование получила его дочь - Мария Павловна Березовская, моя прабабушка. После окончания черниговского женского епархиального училища в 1906 году, она поступает в Чернигове в музыкальное училище, основанное двумя годами ранее музыкантом К.В. Сорокиным. Обучение идет одновременно по двум специальностям - по классу вокала и фортепиано.

Мария Павловна мечтала стать профессиональной оперной певицей. Ей сулили блестящую карьеру. Послушать ее исключительной красоты меццо- сопрано собирался весь цвет Чернигова. Прабабушка пела и аккомпанировала сама, ее голос имел такую необыкновенную силу, что, по воспоминаниям очевидцев, «стекла в окнах дрожали». Присутствовавший на одном из таких вечеров высокий киевский гость подошел взволнованно к Марии Павловне и сказал: ” Вы созданы для большой сцены! Будете звезды с неба снимать! “

Но грянувшая вскоре революция разрушила все планы. Важно было сохранить жизнь детям и выжить самим. Рассказывая мне в детстве о нашем роде, о жизни в родной усадьбе, прабабушка всегда вспоминала немецкий рояль, специально заказанный её отцом в Санкт - Петербурге, и несколько дней совершавшим свой путь по железной дороге в Чернигов, а затем от станции в имение - грузовым конным экипажем. В комнате прабабушки стояло также фортепиано фирмы Offenbacher, выписанное из Германии, для индивидуальных занятий.

Сам Павел Григорьевич Березовский виртуозно играл на скрипке, в семье хранился дорогой инструмент работы старинного итальянского мастера.

В судьбоносном 1918 году, вскоре после октябрьского переворота, семья Березовских вынуждена была покинуть имение, получив известие о готовящемся нападении со стороны большевизированных крестьян. Оставили все - мебель, одежду, бытовые мелочи. Но моя прабабушка-музыкант по велению сердца, не смогла расстаться с нотами – в страшную ночь она взяла с собой несколько партитур любимых романсов, которые сбереглись до наших дней

20-е годы ХХ века. Годы репрессий, гонений, неуверенности, наступит ли завтрашний день.Мои родные живут в Чернигове, в маленьком домике на ул. Чехова, 5.

В домах идут обыски, власти ищут “ бывших”. Наличие дорогого музыкального инструмента в семье, без сомнений, указывает на социальную принадлежность ее представителей, поэтому решено фортепиано, под покровом ночи привезенное на подводе бывшими работниками усадьбы, вскоре после бегства семьи из Старого Белоуса, спрятать в тайник. В большой комнате сняли пол, в земле вырыли нужного размера яму, края ее утеплили чем придется. Фортепиано, обложенное досками, укутанное одеждой и одеялами, поместили в эту временную обитель, а пол в комнате был возвращен на место. В доме в с. Старый Белоус оставался рояль, бывшей некогда центром культурной жизни усадьбы, вывезти его оказалось нереальным делом, да и прятать уже было негде. Не так давно жители села, учившиеся в школе после Великой Отечественной войны рассказали мне о судьбе рояля. На нем, конечно, никто не играл, зато для детворы это был любимый аттракцион развлечений. На переменке дети забиралась на его крышку и прыгали оттуда вниз. Бегали вокруг, играя в «квача». Самые отчаянные головы тарабанили по клавишам изо всех сил.

Но отнюдь не забота о раритетном инструменте послужила в начале 1950 - х годов причиной его передачи в черниговский пединститут в обмен… на баян. Рояль мешал не только морально, напоминая о «прошлой жизни», а и физически, занимая значительную часть пространства большой комнаты. С баяном можно было «работать на выезде», участвовать в межколхозных конкурсах, благо, только в самом Старом Белоусе колхозов было целых два.

Но вернемся в 20 – е годы XX века. Дорога к «светлому будущему» строителями нового общества расчищена. Первая волна репрессий позади.

Извлечено из тайника фортепиано. Мария Павловна устраивает небольшие музыкальные вечера у себя дома. Есть желание самой совершенствоваться, разучивать новые произведения, учить музыке подрастающих детей – Олега и Алевтину.

Прабабушка одалживает ноты с детскими пьесами и этюдами у своих знакомых,( в магазинах подобного ассортимента нет), переписывает их по ночам от руки.

Таким же образом появляются и ноты новых романсов, разучиваются оперные партии, в семейном архиве сохранилась рукопись партии Полины из оперы «Пиковая дама». Подписана дата- 1929 год.

В этот же год, предчувствуя приближение нового витка преследований по социальному признаку, прабабушка, сжигает в печи Дворянскую грамоту рода Березовских, показав ее на прощанье детям- подросткам.

Один из самых страшных периодов в жизни Марии Павловны - голод 1932,1933 годов. В одночасье умирают ее родители – Павел Григорьевич и Ольга Григорьевна. Павел Григорьевич, уже опухший, почти месяц до того живущий на одной воде, берег до последнего свою скрипку. Но, предвидя, что семье не выдержать мук голода, отдал ее прабабушке. Трудно представить, что творилось у него в тот момент на душе. Раритетный инструмент был обменян на 2 стакана пшена…

Слушая рассказы прабабушки об этом периоде истории, я спрашивала: » Как же тебе и прадедушке удалось выжить, ведь каждую добытую крошку хлеба вы отдавали детям? На что Мария Павловна отвечала: “ Я играла и пела, а Александр Никитич

( супруг.авт.) – слушал. Насладимся музыкой - и вроде бы чувства голода - как не бывало!»

Больше всего на свете прабабушка любила романсы, она исполняла их до последних дней своей жизни - и для гостей, и для домочадцев. Одни из самых любимых : » Отцвели хризантемы в саду…», и « Кончилось счастье» замечательного киевского композитора Николая Харито. И еще один, волнующий душу, некогда очень модный, а сейчас, к сожалению, полностью забытый - »Крики чайки белоснежной…» на стихи Зои Бухаровой. В сознании возникают картинки балтийского побережья и блистательного Санкт- Петербурга. Уже полулежа в постели, она негромко напевала этот романс, переносясь в мыслях в свою безоблачную юность, когда близка была возможность продолжить образование в Петербурге, в институте Благородных девиц Смольном. От мечты пришлось отказаться из чувства солидарности со своей двоюродной сестрой, Ольгой Дмитриевной Быковской, родители который, обедневшие дворяне, не могли оплачивать дочери столь дорогое образование.

«…Крики чайки белоснежной, запах моря и сосны,

неумолчный, безмятежный плеск задумчивой волны…»

Революция, войны и их последствия, выпавшие в полной мере на долю моей бабушки, Алевтины Александровны Дедковой ( в дев. – Стефановой ), не позволили ей получить музыкальное образование, хотя все способности у нее для этого имелись.

Бабушка принимала участие в домашних музыкальных вечерах как любитель, посвятив себя профессионально истории. После Великой Отечественной войны моя мама, Раиса Александровна Малышко (в дев. – Дедкова), будучи уже школьницей, начала брать частные уроки игры на фортепиано у преподавателя 1-й музыкальной школы г. Чернигова Веры Константиновны Гарбуз. Впоследствии мама прекрасно играла, самостоятельно разучивая сложные произведения.

Прабабушкой мне было завещано любить музыку, беречь семейные традиции. Поэтому в пять с небольшим лет, за два года до поступления в общеобразовательную школу, не умея читать и писать я была зачислена в подготовительный класс киевской музыкальной школы N 26. Моими первыми знаками, собственноручно выведенными на бумаге, стали ноты. Полный курс дисциплин по классу фортепиано, под руководством преподавателя Зои Михайловны Барской был пройден к 1982 году.

Были мечты стать композитором, к 14 годам в музыкальном багаже уже имелось

несколько фортепианных пьес и соната для фортепиано и скрипки. По семейным обстоятельствам, в первую очередь, из- за страшной бедности и тесноты, этим мечтам не суждено было реализоваться.

Все же радует душу, что я, хоть и не музыкант по профессии, вношу свой скромный творческий вклад в возрождение музыкальных традиций Дома Березовских.

Что в то, что спустя почти столетие, в стенах родового имения в с. Старый Белоус Черниговского района вновь на правах законного владельца обосновалась музыка, есть и моя заслуга.

Как и много лет назад, в старинном доме, родовом гнезде семьи Павла Григорьевича Березовского снова звучат любимые старинные романсы – на музыкальных вечерах здесь можно услышать завораживающий баритон заслуженного артиста Украины Ивана Круша и волнующее драматическое сопрано солистки Киевской Национальной Оперы Леси Алексеевой.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить