Память о жертвах красного террора

Большинство участников конференции — выходцы из семейств, в той или иной мере пострадавших в период становления советской власти в 1917—1940 гг. Поэтому темы сообщений и докладов, казалось бы, узкосемейные, тем не менее укладывались как фрагменты мозайки в общую картину прошлого (М.А. Кондратенко » Дом Вербицких. Сломанные судьбы», Н.Н. Галковская » Боль и унижение. Воспоминания о репрессиях семьи, С.Н. Товстолес «Судьба дворянской семьи Товстолесов из села Кувечичи Черниговского уезда после октябрьского переворота»).

До сих пор нет единого мнения историков — какие события и факты относить к красному террору, а какие-нет; считать ли неоднократно имевшие место в 1917—1918 гг. нападения на помещичьи усадьбы в уездных селах частью этого террора или отнести эти события на счет анархического движения в обществе?

У моей прабабушки, Марии Павловны Стефановой (Березовской), было в жизни свое предсказание… Еще в юные годы, когда жизненный горизонт был чист и ясен, ей повстречалась на лугу возле речки Белоус, неподалеку от родного дома старая женщина, обладающая даром ясновидения. Она и рассказала прабабушке о будущем– долгой, но полной лишений жизни, потере имущества, мытарстве по чужим углам. Спустя лишь несколько лет предсказание начало сбываться…

Морозной февральской ночью 1918 г. горничная Настя постучала в окно спальни дома Березовских, чтобы предупредить всех о готовящемся нападении на усадьбу группы большевизированных крестьян. Часы давно пробили полночь, в доме все крепко спали, включая самых маленьких членов семьи - 2х-летнего Олега и его новорожденную сестричку Алевтины. Пришлось за несколько минут собраться и отправиться в неизвестность.

Дети плакали, потревоженные среди ночи лошади беспокойно храпели. Верный кучер Афанасий, поехал не по дороге в Чернигов, а в объезд, через луга, а затем — по дну оврага — на подусовской трассе стояли красноармейские посты.

Разочарование «борцов за светлое будущее», пришедших вскоре, было, видимо, столь велико, что спустя короткое время они отправляются по другому адресу – к помещикам Дзвонкевичам, отцу и сыну, на хутор Погорелки, расположенный по соседству, в двух верстах от Старого Белоуса. Место подходящее- кругом лес, помощи не дозовешься. И жертвы — люди в возрасте (Григорию Ивановичу Дзвонкевичу было 95 лет, его сыну Михаилу — 60). А главное – это близкие родственники столь неожиданно ушедших от расправы Березовских. Убивали Дзвонкевичей долго и мучительно (в фондах черниговского исторического музея сохранилась газетная заметка о страшном событии), заодно отправили в мир иной и ночевавших в доме молодую кухарку и сторожа.

Не донесли семейные придания имен убийц... Но есть документы в архивах,заметки в старых газетах, а также помпезные откровения « воинов революции» в более поздней прессе, посвященной годовщинам «великого октября». Факты биографии, бывшие некогда предметом гордости, сегодня — клеймо позора. В качестве послесловия к докладу « Роль устной памяти в реконструкции событий 1918 г. в с. Старый Белоус Черниговского уезда» прозвучала пьеса «Старый Белоус. Исход», написанная автором под впечатлением от изучаемых материалов.

Уникальные материалы о судьбах детей бывшего Черниговского городского Головы В.М. Хижнякова в период революции и гражданской войны представили историки – доцент Т.П. Демченко из черниговского педадогического университета и Е.И. Исаенко- старший научный сотрудник Черниговского областного исторического музея им. В.В. Тарновского. Три дочери Василия Михайловича – Мария, Ольга и Елизавета находились в 1919 г. в Чернигове, в родовом имении на улице Старостриженской. Волей судеб оказавшись в эпицентре событий, они стали невольными свидетелями многих страшных злодеяний большевиков по отношению к жителям Чернигова.Письмо Марии Черносвитовой (Хижняковой), своего рода хроника событий тех лет, с именами жертв и их палачей, хранится в одном из крупных государственных архивов США.

Еще один рассказ, прозвучавший на конференции, заслуживает внимания. И.М. Малакова,известный киевский архитектор, член Киевского Дворянского собрания рассказала о своем дедушке — Владимире Федоровиче Кирсанове и его двух братьях — Евгении Федоровиче и Федоре Федоровиче (доклад «Братья Кирсановы – воронежские дворяне — жертвы большевитского переворота»).

Судьба братьев типична в контексте того трагичного времени. Дедушка докладчицы не погиб, сраженный пулей палача, он умер на чужбине, в нищете, навсегда разлученный с семьей. Ирину Магомедовну воспитывала бабушка — Любовь Петровна (мама трагически погибла во время Великой Отечественной войны, когда девочке было 6 лет). Круг общения — бабушкины подруги, не мог не повлиять на мировоззрение ребенка. А когда позднее дедушкина сестра — Софья Федоровна передала семейный архив, открылась завеса прошлого. На импровизированном чаепитии во время перерыва гости и участники конференции имели возможность убедиться еще в одном достоянии старины, переданным по наследству — исключительно вкусном домашнем печении по рецепту бабушки Кирсановой, испеченном Ириной Магомедовной лично и привезенном на конференцию.

В заключении слушаний участниками были подведены итоги. Красный террор первых лет советской власти носил черты геноцида по сословному признаку, что роднит его отчасти с действиями нацистов. В отличии от нацистских преступлений, которые были осуждены прогрессивным человечеством, красный террор до сих пор не получил своей юридической оценки как преступный. Организаторы и исполнители его не осуждены, их памятники стоят на улицах городов Украины, а сами улицы нередко носят их имена.

 

Предсказание

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет…

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пищей многих станет смерть и кровь…

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон…

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать…

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево украсит волны рек…

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешь — и поймешь,

Зачем в его руке булатный нож.

И горе для тебя! Твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон…

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом…

Стихотворение М.Ю. Лермонтова, избранное в качестве эпиграфа конференции, не входило в школьную программу ни «застойных» 70-х, ни «перестроечных» 80-х, как не вписывающееся в отработанный образ «поэта-бунтаря». Мало кто знает эти строки и сейчас. Написанное в 1830 году, «Предсказание» поражает ясностью мысли, достоверностью, и, что немаловажно — последовательностью изложения событий, последовавших спустя 100 лет после его написания стихотворения.

С падением императорской короны Дома Романовых начнет свой отсчет «новое время», возвысившее человека с « высоким челом». С попрания законов, массового уничтожения мирных граждан, через голод и бедствия, боль и моральное унижение начнет свое победоносное шествие привнесенная им большевистская власть.

Тамара Павловна Демченко, доцент кафедры Черниговского института истории им. Лазаревского

Олег Стефанов… — Олег Стефанов — прабабушкин сын и его няня Мавра Третьякова — бежали вместе со всеми из старобелоусской усадьбы в страшную ночь зимы 1918 года. Снимок сделан в мирное время, летом 1916 года, под липой возле дома.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить